Підсумки тижня в "Л-ДНР": "Цiна обмiну" та заяви Пушилiна про "Мiнськ"

Підводимо підсумки тижня, що минає, в сепаратистських квазідержавних утвореннях "ДНР" і "ЛНР"

Підсумки тижня в "Л-ДНР": "Цiна обмiну"…
Фото: EPA

Освобождение пленных. Сложные вопросы, поставленные Россией перед украинским обществом

29.12.2019 состоялось освобождение удерживаемых лиц. Однако этот процесс никак нельзя назвать простым и – уж тем более – безболезненным.

Всю прошлую неделю "СМИ" ОРДЛО писали о том, что Украина должна передать на оккупированные территории 87 человек. Боевики же намерены отдать 55 пленных.

Но, в ночь с 28.12.2019 на 29.12.2019 все еще невозможно было сказать доподлинно – состоится обмен или нет.

По информации, проникавшей в медиа все прошлые недели, и косвенно подтверждающейся действиями украинских судов, Россия снова включила в списки на обмен лиц, не имеющих непосредственного отношения к конфликту на востоке Украины. И, похоже, на этот раз РФ добилась своего.

Вечером 28.12.2019 стало известно о том, что Апелляционный суд Киева изменил меру пресечения троим экс-беркутовцам - Янишевскому, Зинченко и Аброськину, подозреваемым в расстрелах людей во время Майдана. Их отпустили из-под стражи под личное обязательство, и отпустили без приговора. Еще двоим бывшим бойцам "Беркута" - Сергею Тамтуре и Александру Маринченко – мера пресечения была изменена с ночного и круглосуточного домашнего ареста на личное обязательство.

Именно факт отсутствия приговоров вызывает негодование правозащитников, адвокатов, журналистов и граждан Украины, участвовавших в протестах на Майдане. Отсутствие приговоров по делам Майдана – крайне серьезный вызов сразу по нескольким причинам: во-первых, отпустить подозреваемых в расстрелах участников Революции Достоинства – значит расписаться в том, что украинскому государству не нужна справедливость и не нужен четкий ответ на вопрос, что именно произошло в феврале 2014 года в центре Киева и кто в этом виновен, причем этот ответ не нужен был все те годы, что велось расследование. Во-вторых, это создает пространство для формирования своего мифа о произошедшем со стороны РФ. В-третьих, можно ни на секунду не сомневаться, что Россия попытается использовать недовольство украинцев по максимуму, углубляя те очевидные разломы, которые образуются из-за решения о передаче бойцов "Беркута".

Примером могут служить откровенно грязные манипуляции в медиа и со стороны отдельных экспертов, приближенных к Офису президента, относительно того, что недовольные существующими условиями обмена выступают против возвращения домой украинских военнослужащих, находящихся в плену неполные пять лет.

По соцсетям распространяется темник, якобы спускаемый из ОП для ОДА, содержание которого сводится к тому, что все недовольные таким освобождением пленных попросту выступают против освобождения удерживаемых украинцев, в то время как в Израиле за одного солдата отдали более тысячи палестинских узников. Речь идет о случае так называемой сделки Гилада Шалита, когда ради освобождения этого израильского капрала отдали 1027 заключенных.

Но эта параллель хромает на обе ноги: на самом деле, все переданные ХАМАС удерживаемые лица получили приговоры (400 из них – приговорены к пожизненному заключению). Не говоря уже о том, что все годы, что Шалит находился в плену, его пытались освободить и силовым путем, а решение о таком обмене принималось только после широкой общественной дискуссии.

Этот текст, полный некорректных сравнений, куда больше напоминает нарративы, постоянно задействуемые российскими политтехнологами, приближенными к кураторам ОРДЛО: мол, были бы в Киеве посговорчивее – давным-давно всех уже отпустили бы.

Но в действительности месседж украинцев, собравшихся в ночь с 28 на 29 декабря под Лукьяновским СИЗО был предельно прост: нельзя отпускать беркутовцев без приговора. Некоторые участники акции подчеркивают отдельно: наши защитники, находящиеся в плену на оккупированных территориях, должны вернуться домой, и люди не против обмена. Они выступают только против той цены, которую сегодня запросила за него Россия.

В случае харьковских террористов Дворникова, Тетюцкого и Башлыкова, ответственных за теракт 2015 года, приговор все же прозвучал: пожизненное заключение с конфискацией имущества. Но преступникам тут же была изменена мера пресечения, что косвенно подтверждает: эти люди были запрошены российской стороной для обмена.

Показательным был и тот факт, что украинским журналистам не позволили освещать обмен, и потому весь день украинские СМИ пестрели перепечатками российских источников, что откровенно высмеивалось российскими пропагандистами вроде Александра Коца, писавшего в своем телеграм-канале следующее:

"Интересно, в чью светлую киевскую голову пришла гениальная мысль не допустить украинских журналистов к месту обмена? Это гениальная идея! Потому что почти все, что украинские СМИ сейчас дают, они дают со ссылкой на "боевиков", "сепаратистов" и "террористов". Вдумайтесь в абсурдность происходящего! Надеюсь, Владимир Владимирович закрытым приказом наградит эту светлую голову".

Но еще красноречивее оказались появившиеся в соцсетях фото, подтверждающие, что на месте проведения обмена, в районе КПВВ "Майорское" работали отдельные украинские журналисты – представители телеканала "ЗИК", контролируемого Медведчуком. Также процесс обмена активно комментировал телеканал 112.ua, ссылаясь на "собственные источники".

В целом, вся украинская коммуникация вокруг освобождения удерживаемых лиц вызывает огромные вопросы. Безусловно, базовым принципом для таких шагов является принцип тишины. Но это касается каких-то конкретных дат и громких обещаний из уст официальных лиц, непосредственно вовлеченных в процесс, а никак не отсутствия коммуникации с обществом о границах того компромисса, на которое оно готово или не готово идти. И наверняка это правило не должно доходить до запретов на работу на месте событий для украинских медиа, ведь перепечатки информации врага априори не могут быть хорошим решением.

Только вечером 29 декабря Офис Президента прервал молчание, сообщив, что Украине передали 76 граждан, а взамен украинская сторона передала на оккупированные территории 127 человек.

По состоянию на вечер 29.12.2019 в медиа появляются списки освобожденных лиц. В них значатся удерживаемые в плену почти пять лет украинские военные Сергей Глондарь, Богдан Пантюшенко и Александр Кореньков, журналист Станислав Асеев, обвиняемая в "госизмене" так называемой "ЛНР" Татьяна Горбулич и многие другие украинские узники.

Безусловно, освобождение людей само по себе не может быть воспринято негативно. Весь негатив вокруг процесса создала его цена и полнейший коммуникационный провал, вина за который целиком и полностью на президенте Зеленском и его команде.

Уже сейчас очевидно: Россия уже достигла целей, которые ставила перед собой, по крайней мере – их части. Видя, что новая украинская власть готова плевать на формальности вроде решения судов или международных трибуналов, идти в обход процедур, делая основную ставку (как в отношении урегулирования в целом, так и в отношении перспектив собственного рейтинга) на гуманитарную составляющую, РФ называет самые абсурдные и болезненные для украинского общества условия. И действующей власти практически нечего возразить российским переговорщикам, ведь России глубоко безразличны судьбы всех тех, кого она сегодня якобы так стремится забрать.

Заявления Пушилина о Минских соглашениях

Вполне логичным продолжением российских действий, направленных на полную деконструкцию даже существующих далеких от совершенства соглашений, можно считать и новое заявление главаря квазигосударственного образования "ДНР" Пушилина о Минских договоренностях во время его "прямой линии с жителями региона".

Пушилин заявил, что реализация этого документа "должна ответить на вопрос о том, на каких условиях соседствовать с Украиной".

Такое прочтение Минска – это, поистине, новое слово в художественной интерпретации текста как таковой, ведь в Минских соглашениях не фигурируют какие бы то ни было соседствующие с Украиной субъекты – речь идет лишь об отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

Но не стоит думать, что эти формулировки не были предварительно согласованы в Москве – традиционно, любые "прямые линии вождя с народом" – это площадка, где тем самым "лидером" доводятся некие основные для него или его руководства мысли и смыслы.

Реплика Пушилина полностью укладывается в логику высказываний Чеснакова и Суркова, утверждавших при разных обстоятельствах, что никакой реинтеграции оккупированных территорий на самом деле не будет, а будет предпринята попытка добиться фактической федерализации Украины. С тем, чтобы ОРДЛО формально снова стали частью Украины, но имели при этом все атрибуты, присущие даже не столько федеральному округу, сколько отдельному государству в государстве.

Більше новин про події у світі читайте на Depo.Донбас

Всі новини на одному каналі в Google News

Слідкуйте за новинами у Телеграм

Підписуйтеся на нашу сторінку у Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"