ЧС 2018
Вибори-2019
Онлайн
Сектор
Спецпроекти
Країна Укропів

Підсумки тижня в "ДНР": Сполох через звіт ООН щодо Іловайська та аналіз помилок Росії

Підбиваємо підсумки тижня, що минає, в квазідержавному сепаратистському утворенні т. зв. "ДНР"

Depo.Донецьк
12 серпня 2018 20:00
ФОТО: depo.ua

Заявления Глазьева

Во время проведения "молодежно-патриотического лагеря "Донузлав"" в аннексированном РФ Крыму советник Путина Сергей Глазьев заявил, что "отказ от освобождения юго-востока Украины был стратегической ошибкой РФ".

"Мы должны были освободить весь Юго-Восток. Почему не освободили? Я думаю, это результат западной провокации. Западные лидеры дали понять нашему руководству, что они признают Крым российским. Но если будет "Русская весна" продолжаться дальше, и другие регионы будут присоединяться к России, будет мировая война. Это был блеф. Они Крым не признали, но использовали его в качестве оснований для санкций. Война на Украине началась потому, что мы не освободили Юго-Восток. Если бы мы защитили Юго-Восток, не было бы сегодня никакой войны, не было бы десятков тысяч жертв. Киевский режим смог бы устоять только в Киеве и на Западной Украине. Это было, я считаю, глубочайшей стратегической ошибкой".

Фактически, этим заявлением Глазьев в очередной раз расписался в том, что именно РФ является прямым участником конфликта и – более того – является субъектом агрессии по отношению к Украине. Правда, советник Путина по старой российской традиции путает причину и следствие, не говоря о том, что никакая война бы не началась не в том случае, если бы РФ "защитила юго-восток", а если бы РФ не аннексировала Крым.

Однако остается неясным источник информации Глазьева о том, что кто-либо в ЕС или в США был намерен признавать аннексию Крыма правомерной. Судя по всему, никакого подобного источника на самом деле и не существует, а заявление Глазьева – не более чем ретрансляция тезиса всех приближенных к АП "экспертов" и "аналитиков" про "размен Крыма на Донбасс", правда, маркированный негативно.

ГУМАНИТАРНАЯ СИТУАЦИЯ

Отчет Управления Верховного Комиссара ООН по правам человека о событиях в Иловайске

Публикация очередного отчета УВКПЧ ООН о ситуации с правами человека во время боев за Иловайск вызвала оживленную реакцию со стороны "СМИ" НВФ ОРДЛО, но, как и в случае с предыдущим документом за авторством УВКПЧ, боевики не анализировали весь текст в комплексе, а предпочли говорить лишь о выгодных себе тезисах, которые, очевидно, выделили для них в Кремле как "особо важные".

В целом отчет содержит крайне противоречивую информацию, которую с той или иной степени достоверности уже опровергают свидетели и участники событий. Авторами документа сразу же заявляется, что из-за "масштабов и интенсивности боевых действий и других ограничений", до 2016 года у Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине (далее – ММПЧУ) не было доступа в Иловайск. Именно потому процесс опроса свидетелей, документирования ряда нарушений, стал большим вызовом: сами авторы доклада констатируют тот факт, что воспоминания участников событий имеют свойство ослабевать со временем, и потому вся информация требовала очень серьезных проверок. Кроме того, значительные трудности в документировании связаны с тем, что свидетели не могли воочию видеть ряд событий, так как огромное количество времени проводилось ими в импровизированных укрытиях, и потому часто показания оказывались основаны на домысливании, субъективных впечатлениях и т. д.

Крайне показательной в данном случае представляется формулировка о "других ограничениях" - иными словами, боевики, контролирующие Иловайск, любой ценой не хотели допуска представителей международного сообщества до этих территорий сразу по завершению активной фазы боевых действий, всячески пытаясь затруднить процесс документирования. Но это выводится из контекста, а не проговаривается напрямую, что уже много говорит об объективности изложения.

Авторами отчета прописано и их понимание правовых рамок, в которых рассматриваются описанные события:

"Международное право в области прав человека в форме ратифицированных договоров и обычных норм применимо ко всей территории Украине в течение всего периода времени, охваченного докладом. Несмотря на то, что негосударственные акторы, в частности, вооруженные группы, не могут быть участниками международных договоров по правам человека, это не освобождает их от обязанности соблюдать права человека согласно обычным нормам международного права.

Усиливается признание того, что те, кто осуществляет функции, сходные с государственными, а также осуществляет эффективный контроль над конкретной территорией, должны соблюдать нормы и стандарты в области прав человека в ситуациях когда их поведение влияет на права лиц, находящихся под их контролем

Несмотря на отсутствие эффективного контроля над отдельными частями своей территории, Правительство Украины остается обязанным выполнять свои обязательства по соблюдению международного права в области прав человека, в том числе по документированию и эффективному, незамедлительному, тщательному и беспристрастному расследованию возможных нарушений прав человека, а также привлечению виновных к ответственности".

Также в одной из сносок содержится очень важная ремарка относительно дальнейшего понимания интерпретации УВКПЧ вопроса об ответственности за нарушения гуманитарного права на оккупированных территориях: "УВКПЧ отмечает, что сообщение Правительства Украины Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций от 20 октября 2015 года о том, что применение и выполнение Украиной своих обязательств по 16 договорам, включая Конвенцию против пыток, "ограничено и не гарантируется" на территориях, которые считаются оккупированными и неконтролируемыми, и эта ситуация будет продолжать действовать до полного восстановления суверенитета Украины над своей территорией, противоречит принципу невозможности отступления от абсолютного запрета применения пыток".

Таким образом, этот отчет в очередной раз подтверждает: все "головокружения от успехов" по поводу формулировки "эффективный контроль" мало что меняют в сути вопроса – даже при отсутствии эффективного контроля Украина, по мнению ООН, несет ответственность за происходящее на оккупированных территориях, о чем уже говорилось в 22 докладе УВКПЧ ООН.

В вопросах несоблюдения прав гражданских лиц акцент делается на ответственности украинских сил, и абсолютно игнорируется ответственность НВФ, подконтрольных Российской Федерации, за аналогичные нарушения, что легко объясняется тем фактом, что жители оккупированных территорий, ставшие свидетелями событий августа 2014 года и не покинувшие оккупированную территорию, могут общаться с представителями международных организаций только при условии своей полной лояльности к оккупационным администрациям, в противном случае – боевики прибегают к тактике запугивания и не позволяют местному населению общаться с представителями международных миссий, о чем мы неоднократно писали ранее.

Однако, даже при таком безусловном перекосе, в документе четко прописано:

"Свидетельства и имеющиеся судебно-медицинские данные говорят о том, что убийства гражданских лиц в Иловайске и окрестных селах не имели массового или систематического характера".

То есть в данном случае мы в очередной раз сталкиваемся с подтверждением того факта, что боевики НВФ и их российские кураторы, обходясь со словом "геноцид" настолько вольно, насколько они это делают на страницах своих "СМИ", занимаются написанием небылиц. Ни о каком "геноциде народа Донбасса" речь не идет и не шла даже в моменты самых ожесточенных боев на востоке Украины.

В докладе также реконструированы из свидетельств респондентов убийства гражданских лиц, однако с оценками, которые публикует ООН, не согласны участники событий: в интервью "Радио Свобода" бывший командир батальона "Донбасс" Анатолий Виногродский заявил, что случаи Игоря Труфанова и Сергея Мироненко, которых якобы расстреляли украинские силы, описаны некорректно, а территории, о которых идет речь в следующих пунктах отчета (ул. Пролетарская, случай гражданских супругов Горбенко и Колесниченко), были под контролем оккупантов.

Также, по мнению Виногродского, пункты, где идет речь об удержании нескольких человек в металлическом шкафу, не выдерживают никакой критики.

В отчете говорится о том, что интервью, проведенные УВКПЧ, показали, что "жертвами пыток и жестокого обращения со стороны украинских сил в Иловайске и его окрестностях в августе 2014 года были мужчины в возрасте от 30 до 66 лет, которых подозревали в принадлежности к вооруженным группам или в связи с ними. Их держали в бесчеловечных и унизительных условиях, часто без пищи и воды при высокой температуре воздуха. По сообщениям, они подвергались избиениям как для получения признания, так и в качестве наказания за предполагаемую принадлежность к вооруженным группам. Сообщений о жестоком обращении или пытках женщин или детей получено не было".

В то же время, украинские комбатанты утверждают, что воевавшие против них очень часто были одеты в гражданскую одежду, безо всяких знаков различия, так что данная оценка ООН по крайней мере должна быть дополнительно проанализирована с учетом данного фактора. Примерно по этому же принципу ООН оценивает и разрушения объектов гражданской инфраструктуры: отказываясь формулировать напрямую с чьей стороны исходили обстрелы, представители УВКПЧ заявляют о том, что масштаб разрушений огромен. Здесь стоило бы говорить о том, что огонь велся по территории, которая в тот момент отстаивалась украинской стороной, следовательно – обстрелы производились силами НВФ и непосредственно Российской Федерации. Но, по крайней мере, в ООН не говорят формулировками боевиков о "самообстреле укранской стороны".

Претензия УВКПЧ к Украине заключается в неэффективном расследовании (как в рамках парламентской комиссии, так и на уровне расследования ГПУ) событий Иловайской трагедии. Это сформулировано следующим образом:

"Действия украинских сил не являются предметом ни одного из вышеуказанных расследований. Большая часть нарушений прав человека предположительно совершенных украинскими силами в отношении гражданских лиц, описанных в настоящем докладе, не являются предметом расследования. Согласно Генеральной прокуратуре Украины, это вызвано тем, что предполагаемые жертвы не обращались в соответствующие государственные органы. В проводящемся расследовании совсем не уделено или уделено мало внимания влиянию боевых действий, в том числе под Иловайском и в его окрестностях в августе 2014 года, на гражданское население. Отсутствие прогресса в расследовании нарушений в отношении гражданских лиц может быть частично связано с тем, что Правительство Украины не имеет доступа к территории, где были совершены эти нарушения. Кроме того, прекращение почтовой связи между территорией, контролируемой Правительством Украины и территорией, контролируемой вооруженными группами, а также процедуры пересечения линии соприкосновения затрудняют для гражданских лиц, проживающих на территории, находящейся под контролем вооруженных групп, возможность сообщать в государственные органы о вероятных нарушениях прав человека и международного гуманитарного права. Доступ к гражданским лицам на территории, находящейся под контролем вооруженных групп, особенно важен для расследования возможных нарушений украинскими силами. Однако эти ограничения не освобождают Украину от обязанности безотлагательно и эффективно расследовать возможные нарушения прав человека и международного гумнитарного права, чтобы обеспечить для потерпевших доступ к правосудию и эффективным средствам правовой защиты".

То есть по сути данные обвинения сводятся к тому, что Украина не может расследовать свою собственную мнимую вину в нарушении прав человека на тех территориях, которые она не контролирует, именно по той причине, что она их не контролирует. С точки зрения обозначенных в начале отчета юридических рамок, ситуация соответствует данному описанию ООН. Но с точки зрения формальной логики наблюдаются откровенные нарушения причинно-следственных связей.

Также в УВКПЧ высказали замечания по поводу Уголовного кодекса:

"Национальное законодательство все еще не адаптировано к реалиям вооруженного конфликта. Уголовный кодекс не рассматривает "военные преступления" или "преступления против человечности" как таковые. Кроме того, положения Уголовного кодекса, которые могут быть важными в контексте вооруженного конфликта, такие как насилие в отношении населения в зоне ведения боевых действий (статья 433), жестокое обращение с военнопленными (статья 434), преступления в отношении лиц и учреждений, находящихся под международной защитой (статья 444) очень редко, если когда-либо, используются по уголовным делам.

Также был дан целый ряд рекомендаций всем участникам конфликта, которые так и остаются не названными корректным образом: присутствует формулировка "Всем сторонам, вовлеченным в боевые действия в Донецкой и Луганской областях, включая вооруженные группы самопровозглашенной "Донецкой народной республики" и самопровозглашенной "Луганской народной республики".

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

Покупка Ахметовым акций "Донецкстали"

Кипрская Fintest Trading Co Limited, в собственности которой находилось 100% акций ЧАО "Донецксталь" – металлургический завод" в подконтрольном боевикам Донецке, продала по 24,989999% своих акций четырем компаниям и вышла из состава акционеров. Об этом сообщает БизнесЦензор со ссылкой на Интерфакс-Украина.

Как сообщается в информации предприятия в системе раскрытия информации НКЦБФР, покупателями выступили нидерландская Metinvest B.V., кипрские Altana Ltd и Misandyco Holdings Ltd, виргинская Treimur Investments Ltd.

Информация об изменении состава акционеров по состоянию на 1 августа текущего года получена 7 августа 2018 года.

При этом уточняется, что доля Fintest Trading Co Limited в предприятии снизилась до нуля в результате продажи акций третьим лицам на вторичном рынке.

КОММЕНТАРИЙ:

Отчет УВКПЧ, вызвавший столь серьезный резонанс как на подконтрольных, так и на неподконтрольных территориях Украины, содержит как фиксацию фактов, имевших место в действительности, так и заявления, которые требуют более чем тщательной дополнительной проверки.

В международных организациях перманентно говорят, обращаясь к Украине, что нужно "вести диалог", "услышать всех" и т. д., но почему бы этому совету не последовать самой ООН? Опросить не только свидетелей жестокого обращения с украинскими hors de combat в плену, но и непосредственных участников боевых действий в районе Иловайска, так как данные свидетелей, приведенные в отчете УВКПЧ относительно обхождения с гражданскими лицами, вызывают у непосредственных участников событий множество вопросов и замечаний.

Украина не отказывается и никогда не отказывалась от своих обязательств по соблюдению прав человека, но, тем не менее, украинской стороне уместно настаивать на уровне международных институций на статусе оккупирующей стороны для РФ, что снимет откровенные логические противоречия в вопросах ответственности за происходящее на оккупированных территориях.

Заявления Глазьева – очередная составляющая обострения риторики "сожаления о потерянном шансе", которая необходима кураторам ОРДЛО в преддверии так называемых "выборов". На этом фоне происходит последовательная реанимация в медийном пространстве Ходаковского, Хакимзянова и прочих боевиков, связанных с событиями 2014 года. И хоть Ходаковский уже успел написать в социальных сетях, что сами "выборы" его интересуют мало, с высокой долей вероятности можно утверждать, что эти персонажи нужны Кремлю для привлечения "разочаровавшихся борцов 2014 года" обратно в псевдореспублики в случае дальнейшей эскалации.

Фото: EPA

Більше про життя Донбасу читайте на Depo.Донбас

Приєднуйтеся до нашої групи на Facebook